Воздушный бой и кукуруза вместо дров: воспоминания харьковчанки, пережившей немецкую оккупацию

Экс-преподаватель Харьковского национального университета им. В.Н.Каразина Нина Луцко о периоде немецкой оккупации Харькова.

Оккупация 

Мне шесть лет. Пишу только то, что запомнилось навеки. Воспоминания - фонарики.

Первый - вступление немецкой армии в Харьков: это были разведчики во главе с офицером. Они появились в нашем дворе на Далекой Журавливице в серо-зеленоватой форме с черными лычками и сразу же переселили нас в пристроенную летнюю кухню, где была печь, стол, полочки для посуды и несколько стульев.

Нас пятеро: дедушка, бабушка, мама, сестренка и я. Размер кухни - шесть квадратных метров. Солдаты сразу же помчались по дворам и принесли несколько застреленных кур, яйца и кусок сала. Дедушку заставили ощипывать и осмаливать кур, бабушку - топить печь. Потом они варили суп, а мы все были во дворе, от духа этого супа кружилась голова.

Бабушка приказала не крутиться около ступенек, а идти подальше в садик. Мама забежала куда-то к знакомым, где немцы не стояли. Потом, помню, как офицер обедал, и как денщик его обслуживал: двери стояли настежь, и все было хорошо видно. Офицер сидел в большой комнате за столом с белой салфеткой, заправленной за воротник мундира. Потом денщик вышел, позвал бабушку, отдал ей остатки супа и сказал: "Kinder".

Следующий очень яркий фонарик - вступление Советской армии в наш город.

Советские солдаты появились в нашем переулке в полинявшей форме, со скатками через плечо, в башмаках с обмотками до колен. В пыли, мрачные, неразговорчивые.

Сразу же начали натягивать белые (!) палатки. Народ повыскакивал из домов, мы, конечно, в водовороте событий.

- Хлопцы, что вы делаете? Это же прекрасные мишени для немецких самолетов. Погибнем все: и вы, и мы.

- Это приказ, других нет.

Тогда дедушка приказал маме взять меня и сестру, и быстро бежать к знакомым, где палаток на улице не было. У них в саду была вырыта щель. Они остались.

Через два дня дедушка прибежал за нами, сказал, что солдат с палатками уже нет.

В нашу хату попал какой-то шальной снаряд или небольшая бомба, оторвал угол и застрял, не разорвавшись.

И здесь память перебросила мостик к притче, которую я слышала собственными ушами по радио. Было это, кажется, в позапрошлом году. Рассказала ее этническая украинка из Канады, которая переехала жить в Украину, выполняя завет своего отца.

Каждый год наши украинские аисты улетают осенью в теплые края, а весной возвращаются домой. И здесь в каком-то соответствующем месте, известном аистам, их ждут ястребы, они сидят на высоких скалах, кажущихся черными от их количества, сидят спокойно, потому что тоже знают, что должно произойти. Подлетая к черным скалам, первый этаж замедляет полет, а второй и третий быстро мчатся дальше, домой. Происходит кровавая молчаливая тризна. Никто не кричит - ни те, кого едят, ни те, кто ест. Тишина, только перья несчастных аистов летают - кружат в воздухе. Когда все заканчивается, ястребы сидят на скалах сытые, спокойные и совсем не имеют намерения догонять аистов, от которых и следа не осталось. Я долго плакала, вспоминая дедушку и бабушку и понимая, что теперь я - первый этаж, но поможет ли это моим детям и внукам. Дети войны... Уже никто о нас и не вспоминает.

Воздушный бой

Сидя в щели, которую вырыли наши знакомые в своем садике, мы услышали гул самолета, и сразу же "загавкали" (так тогда все говорили) зенитки. Тетя Серафима вылезла из щели и заорала: "Ой, смотрите, что делается?!" Мы, конечно, тоже наверх.

Все небо, а было уже темно, перекрещивалось лучами прожекторов, было светло, как днем.

Самолет вижу черным, натужно ревущим. Он то вырывался из перекрещенных лучей прожекторов, то снова попадал в них. И вот он прямо над нами. Всем стало страшно, все попрятались:

- А если сейчас он упадет прямо на нас?

Но этого не случилось, пронесло.

Немецкие "овчарки"

Это был особый контингент, - женщины-одиночки, мужья которых были на фронте. В нашем конце переулка было шесть домиков-хаток, мужчин - один наш дедушка, 1878 года рождения, все остальные - женщины, детей трое: я, моя сестренка и соседский мальчик. Четверо из женщин выживали благодаря немецким солдатам, которые приходили регулярно с небольшими пакетами, или же сами женщины к вечеру отправлялись на территорию нынешнего авиационного завода, где стояла какая-то немецкая часть. Никто из них ничего не скрывал, все делалось открыто.

Вечерами на лавочке у нашего домика были "посиделки" бабушек. Здесь же крутились и мы: было ужасно интересно слушать, о чем шла речь:

- А вот этот идет к Марусе-крашанке, а этот к Варьке...

- Ой, бабоньки, смотрите к Шурке Кучерявой новый пошел.

Почему это мне так врезалось в память, не знаю. Но что есть, то есть.

Моя мама во время оккупации

Она была очень красивой и лицом, и фигурой. Никогда не выходила на улицу "на посиделки", одевалась, как старая бабушка. Работала с утра до ночи в детском доме № 1, находящемся на улице Артема. Там был 101 ребенок в возрасте от нескольких месяцев до 7 лет, персонал - няня Дуся, повариха Елена, мама и извозчик Ильич - одноногий инвалид с лошадкой, у которой мы и дети из детдома всегда считали ребра. Лошадка была спокойной, моргала добрыми глазами и всегда что-то жевала.

Раз в неделю Ильич ездил в немецкую комендатуру и привозил кое-какие продукты. Тогда мама брала нас с собой и выделяла, как и всем детям, по кусочку хлеба размером со спичечную коробочку.

Хлеб - это был праздник. Потом мы услышали, что у тракторного завода остались поля с неубранной картошкой. Но немцы не разрешали ее копать.

Поле ночью освещали прожектора, и время от времени поле простреливалось трассирующими пулями.

Было решено попытать счастья. Где-то достали саперные лопатки, наточили их и по очереди ходили на этот промысел. Бог сохранил всех трех. Повариха Елена пекла из той мерзлой картошки "маторженики", мама приносила их нам всем по одному. Кушать хотелось всегда. И тогда однажды дедушка принес в хату свой Георгиевский крест - награду, полученную в Первую мировую войну. Он перекрестился и сказал: "Прости, меня, но нужно спасать семью", - и пошел на базар.

С того времени он носил туда что-то и всегда что-то приносил поесть. Еще несколько слов о маме. После освобождения Харькова мужественная троица и Ильич сдали детский дом городской советской власти не потеряв ни одного ребенка. Ильич вскоре умер, в детский дом был прислан директор и бухгалтер, хотя мама работала бухгалтером на заводе "Серп и молот", а потом - в этом же детском доме. Ее поставили кладовщицей.

Кладовочка размещалась в подвальном помещении, которое никогда не отапливалось. Из разговоров старших помню, что ее куда-то часто вызывали. А где-то лет через 15 она принесла домой медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".

Вскоре мама тяжело заболела полиартритом, сначала ходила с палочкой, потом началась деформация суставов, и она уже не могла двигаться. Пролежала в кровати 13 лет, ушла из жизни при полной памяти и твердом уме.

"Менка" - одно из средств выживания

Дедушка сколотил сани, впрягался в оглобли, а мама подталкивала тележку сзади. Сначала ходили по близлежащим селам, а потом по глубинкам, километров за 50, а то и 70. Иногда их не было по неделе и больше. Привозили кочаны кукурузы, рожь, пшеницу, иногда макуху. На дорогах таких караулил немецкий патруль.

Дважды приехали без ничего, немцы высыпали все зерно из мешочков на дорогу, крича "партизан, граната", тыкали в них автоматами. Так, к счастью было только два раза. А мы с бабушкой тем временем сидели в холодной хате у чуть теплящегося огня в печи рядом с раскрытой духовкой.

Топили кочанами кукурузы и различными сухими стеблями, собранными вокруг. Спали не раздеваясь, не моясь, окна замерзали толстыми, но красивыми узорами, а морозы... Это были морозы!

Следующий фонарик

К нам явились бабушкины родственники из Чугуева. Они были выселены, потому что все они жили на улице у самого Донца, а там должна проходить линия обороны. 22 человека. Пока было тепло, кто-то спал на улице, другие в хате, вповалку. Когда появились другие немцы (так их называли), то были ошарашены, что-то между собой говорили, некоторые хватались за голову, но больше к нам не заходили.

В то же время вокруг их хватало. В бывшем клубе поселились какие-то спецвойска: черные мундиры, на рукавах череп, под ним скрещенные кости. В школе сделали конюшню, кони были очень красивые: большие, светло-рыжие, гривы и хвосты бежевые и еще на ногах бежевые волосы. Дедушка объяснил: "Тяжеловозы".

Последняя вспышка памяти времен оккупации, но такая яркая, что и сейчас, как вспомню, плачу: второе вступление советских войск в Харьков. В августе, потому что уже в садах были зрелые яблоки, груши, сливы, встречали мы советские войска, которые теперь уже навсегда вступали в Харьков. Шли они со стороны Даниловки, рядами, заняв в ширину всю Далекую Журавливику, теперь - улица Шевченко.

Покрытые пылью, уставшие, со скатками через плечо... А вдоль этого шествия стояли сотни людей, которые молча рыдали, солдаты тоже плакали, вытирая рукавами гимнастерок пыльные лица.

И вдруг немалая толпа женщин и детей бросилась по домам, бежали как можно быстрее, нарвали яблок, груш, слив и назад, ведра с фруктами передавали ближайшим, а те далее по рядам, пустые ведра возвращались по цепочке. И цветы, море цветов...

На этом заканчиваются мои воспоминания - фонарики времен оккупации.

Война закончится лишь через два года. Жизнь была и дальше тяжелой: голод 1947 года, нужда, бедность и постоянное чувство голода.

Напомним, военный Харьков: почему городу не дали звание Героя и сколько людей отдали жизнь за Харьков.

харьков оккупация немцы война 8мая
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Я рекомендую
1 человек рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Общество
62-летняя харьковчанка уверена, что она уже 16 лет болеет из-за опасных выбросов коксового завода. Харьковская активистка Елена Решетько проживает в полутора километрах от коксового завода. «Я заболела бронхиальной астмой в 42 года, это было в 2002 году. Завод выбрасывает такие опасные вещества как: аммиак, диоксин, синильную кислоту. Коксохим был построен в 1931 году, а 1952 истек срок эксплуатации коксовых батарей, но завод до сих пор работает», - отмеча...
Происшествия
Патрульные обратили внимание на подозрительного парня, гулявшего по Московскому проспекту вечером. О военнослужащем с коноплей сообщили в одном из харьковских пабликов. Информацию подтвердили в пресс-службе патрульной полиции Харькова. 19 октября на Московском проспекте полицейские обратили внимание на парня. Они подошли к нему и попросили документы. Парень предоставил военный билет. На вопрос, есть ли у него запрещенные вещества, ответил, что есть конопля...
Общество
В областном военкоме рассказали, почему харьковским призывникам стоит самостоятельно обратиться в комиссариат и зачем молодых парней «отлавливают» на улице. Осенний призыв на строковую службу на Харьковщине начался еще 1 октября 2018 году. В этом году, по указу Президента, он продлится до конца декабря. Скандал о видео в соцсетях 18 октября в соцсетях появилось видео, на котором якобы сотрудники одного из районных военкоматов Харькова насильно удерживают м...
Общество
20 и 21 октября в Харькове можно посетить психбольницу, танцы на пилоне, Хэллоуин в парке Горького и встретиться с Комаровым. Где погулять в Харькове: мы знаем, как с пользой и удовольствием провести оставшиеся теплые деньки этой осени.   20 октября, суббота С 11 утра харьковчане соберутся, чтобы послушать увлекательные истории от Макса Розенфельда. Историк расскажет об архитектуре города, его мифах и идеальных мирах. Экскурсия рассчитана на 3 часа. Желаю...
Политические новости
Участники заседания обсудят ситуацию, связанную с лечением онкобольных в Украине. Комитет Верховной Рады по вопросам здравоохранения в ноябре проведет выездное заседание в Харькове. Об этом в своем Facebook написал народный депутат Александр Грановский  По словам Грановского, целью выездного заседания будет всестороннее изучение ситуации, сложившейся с оказанием медицинской помощи онкобольным гражданам в Украине и изучения опыта работы экстренной медицинск...
Общество
В 2019 году из Харькова в Рим и Милан откроют лоукост-рейсы.  С 21 марта 2019 года итальянская компания "Ernest Airlines" откроет два регулярных рейса в Рим и Милан. Об этом сообщили в пресс-службе аэропорта "Харьков". Купить билеты можно уже со следующей недели. Стоимость перелета в одну сторону обойдется в 45 евро (около 1350 гривен). Цена включает ручную кладь и налоги. Вылеты будут стартовать по четвергам, пятницам и воскресеньям. В тему: Снятие запрет...
Происшествия
26-летний пьяный мужчина выпал из окна на шестом этаже. Тело погибшего нашли 18 октября около 19.00 возле многоэтажки на улице Метростроителей. По словам его сестры, мужчины был пьян. Об этом сообщили в пресс-службе "главка". Харьковчанин выпал из окна своей квартиры на шестом этаже. Следов насилия на теле погибшего эксперты не нашли. Предсмертной записки он не оставлял.  Следователь открыл уголовное производство по части 1 статьи 115 (умышленное убийство)...
Криминал
В Харькове полицейские задержали мужчину, подозреваемого в изнасиловании своей 16-летней падчерицы. Информация об инциденте поступила в дежурную часть полиции 17 октября от соседки потерпевшей, сообщили в пресс-службе «главка». Женщина рассказала полицейским, что к ней прибежала соседская девочка и пожаловалась на приставания отчима. После услышанного женщина вызвала полицию. «На место происшествия выезжала следственно-оперативная группа. Полицейские устан...
Общество
Посетить спектакли в кукольном театре Харькова будет интересно не только детям, но и взрослым. Кукольный театр Харькова находится по адресу: пл. Конституции, 24.  Взрослым будет интересно посетить такие спектакли как: «Мастер и Маргарита», «Скотный двор», «Казанова» и т.д.  А для детей в театре проходят кукольные постановки по известным сказкам Христиана Андерсена и не только. Кроме того, в ноябре состоится премьера спектакля для взрослых «Гамлет». Более п...