Забыл «правду»? Почему обвиняемый в поджоге Ирниденко путается в своих же показаниях (следственный эксперимент, ВИДЕО)

Вот уже полгода длится суд над Павлом Губиным. Это его обвиняют в том, что он поджог Юлю Ирниденко. Мы решили разобраться и проанализировать дело, взяв за основу показания и следственные эксперименты с участниками и свидетелями трагедии. Чтобы не сформулировать ошибочного мнения, после всего увиденного, предлагаем каждому сделать свои выводы. Мы покажем только факты.

Напомним, 11 мая 2013 года Харьков всколыхнула новость о жуткой трагедии, произошедшей в одном из дворов на Одесской. 17-летнюю Юлию Ирниденко облили самогоном и подожгли. Девушку госпитализировали в 4-ю неотложку. Через пару дней она пришла в себя и дала первые показания.

Через несколько часов после происшествия, в райотделе, куда доставили всех участников, перед допросом Павел Губин практически признался в содеянном.

Чуть позже от этих слов Павел отказался.

Пока за жизнь Юли боролись врачи, милиция пыталась установить, кто же виновен в случившемся. После допросов, экспертиз и показаний свидетелей правоохранители пришли к выводу, что Павел Губин все-таки в ответе за поджог. По словам свидетелей, в тот вечер, когда Павел принес самогон, он показывал, как смесь хорошо горит. Неправильно звучит предложение. Сняв крышку, Павел поджог содержимое в банке. Кроме того, как выяснилось, у Паши с Юлей был небольшой конфликт.

Следователи решили еще раз опросить потерпевшую. Однако ничего нового они не услышали.

Через несколько дней после допроса девушке стало хуже.  

Преступление было переквалифицировано с покушения на убийство на убийство с особой жестокостью. Санкция данной статьи предусматривает пожизненное лишение свободы.

Следователи допрашивают свидетелей и устраивают следственный эксперимент при участии подозреваемого Павла Губина, владельца квартиры  Сергея Сенсиневича и экспертов.

С участием Павла Губина следственных экспериментов было два, плюс несколько допросов. Почти в каждом из них показания Павла разнятся.

В тот вечер ничего более существенного Губин так и не сказал. Более подробно он даст показания лишь на следственном эксперименте. А пока свою версию произошедшего рассказал владелец квартиры Сергей Синсиневич.

Рассказать, что же произошло, Павел Губин решается лишь 9 июля. Но по его версии, это Сергей зашел в ванную, когда там была Юля, снял с нее одежду и вынес ее, а потом взял бокал с самогоном и вернулся к девушке. Паша же в это время разговаривал по телефону с другом, сидя на кухне.

Понятное дело, с показаниями Сергея слова Павла расходятся. Однако они расходятся еще и с показаниями его друга Максима, с которым он якобы общался по мобильному телефону в то утро. Разговор, по словам Павла, длился почти 10 минут. Именно в этот момент и загорелась Юля...

Увы, но распечатку мобильного разговора следствие так и не получило. Суд отказал в ходатайстве адвоката пострадавшей стороны в ее получении. Также не приобщен к делу и первый следственный эксперимент. По этой причине 6 февраля был произведен еще один. С участием Павла Губина.

Далее Павел рассказывает: подробно описать, как она лежала в ванной, не может. Помнит, что Сергей зашел в ванную к девушке и чуть-чуть прикрыл за собой дверь. Он же сам в это время пил на кухне кофе. После, по словам Павла, Сергей вышел из ванны, вынес какие-то черные вещи, отнес их в комнату. Потом взял со стола бокал и пошел обратно в ванную.

Павел заявил, что горела не девушка, а вода вокруг нее. Чтобы проверить гипотезу подозреваемого, следователь производит эксперимент. В воду выливает определенное количество спирта и поджигает.

Учитывая, что все-таки в ванной находилась девушка, следователь принимает решение сделать эксперимент приближенный к реальным событиям того утра.

Неточности в показаниях кажутся на первый взгляд незначительными. Но для экспертов и для следователей каждое слово может быть решающим. Проанализировав все услышанное, эксперты заявляют: показания Синсиневича совпадают с их выводами, а вот показания Губина только частично. Правда, этот вывод касается только первого эксперимента. Анализ второго еще не сделан. При этом защита считает, что принимать его во внимание не совсем правильно.

Мать Губина, наоборот, уверяет: ее сын, которым она гордится, только доказал на последнем эксперименте свою честность и правоту.

По понятной причине родители Сергея Синсиневича считают иначе, и чтобы не быть голословными, отправляют своего сына пройти детектор лжи.

В очередной раз свои показания Сергей дал 20 марта в зале суда. По ходатайству прокуратуры он был вызван на допрос. Правда, ничего нового он не сказал. Его показания по-прежнему разнятся с показаниями подсудимого.

Более полная комплексная экспертиза - с участием пожарных, медиков и специалиста по ожогам - сможет поставить точку в запутанном деле. У экспертов есть месяц, чтобы сделать соответствующие исследования.

Подробности в сюжете...

Харьков Ирниденко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии