Рынки оккупированного Харькова: человеческое мясо и золотые часы в обмен на буханку хлеба

Немецкая оккупация Харькова тяжело отразилась на жизни простых обывателей. С приходом захватчиков возникло несколько проблем, среди которых были и перебои с продовольствием. Для того чтобы выжить, харьковчане прибегали к стихийной торговле.

Во время оккупации, с ноября 1941 года и до августа 1943-го в пределах города функционировало 14 рынков, среди которых наиболее оживленными были Конный, Рыбный, Холодногорский и Сумской.

Стоит сказать, что рынки во время оккупации стали центрами жизни, и во многих случаях это был единственный способ прокормить себя и семью.

Поначалу деньги не ходили на рынке: практически повсеместно царил натуральный обмен, из-за чего возникали достаточно необычные ситуации, при которых золотые часы могли быть обменены на буханку хлеба. Очень долгое время цены могли быть совершенно разными в двух соседних рядах одного рынка.

Наиболее тяжелым временем были январь-март 1942 года, до того, как скупщики не стали ездить по соседним селам, чтобы поставлять продовольствие в пострадавший город. Цены и далее очень сильно колебались: наиболее дорогими были Сумской и Рыбный рынки, так как крестьяне предпочитали торговать на окраинах. Самым популярным, особенно в выходные дни, был Конный рынок, так, в воскресенье его посещало более 50000 человек.

Рынки оккупированного Харькова: человеческое мясо, и золотые часы в обмен на буханку хлеба (фото) - фото 1

Для торгующих на рынках действовал разовый сбор в размере: мелкая торговля одеждой, овощами, молоком, сыром, табаком, мылом, продуктами, была женская зимняя обувь – 5 крб. (карбованцев). Торговля мукой, зерном, крупами, мясом – 20 крб. Торговля продуктами с возов или автомашин – 50 крб с воза или машины.

Помимо ежедневных базаров, продукты можно было купить в огромном количестве продовольственных магазинов, открытых в разных районах города. К маю месяцу число магазинов и киосков, продающих продукты, составляло 323, а к первым числам сентября - превысило 500. Они открывались как частными лицами, так и предприятиями, артелями, Союзом потребительской кооперации. Последний уже в начале апреля объединил 20 районных союзов, 300 сельских, а вошло в него более 40 000 крестьян, которые внесли на расчетный счет более 2 млн. крб. паевых взносов.

Результатом такой активности стала доступность продовольственных товаров первой необходимости. Тем более, что Управа обязала все торговые точки, все предприятия сферы услуг перейти на цены и тарифы, которые действовали на 22 июня 1941 г.

Рынки оккупированного Харькова: человеческое мясо, и золотые часы в обмен на буханку хлеба (фото) - фото 2

Уже в начале 1942 г., когда Управа задумывалась о лете, были исследованы предприятия, где можно было производить искусственный лед, так как заготовка льда из рек не давала возможности обеспечить им в нужном количестве. Тогда же стали выдавать льготные разрешения на организацию киосков с газированной водой, мороженым и прохладительными напитками. К 1 мая 1942 г. в городе работал 31 киоск этого назначения, главным образом по ул. Сумской и Екатеринославской.

Известный харьковский художник Симонов рассказывал, что даже были случаи, когда на базаре продавали человеческое мясо, хотя за такие преступления наказывали повешением.

Люди начали опухать, большинству из них было трудно даже элементарно передвигаться.

Стала обычной картина: сгорбившиеся фигуры харьковчан, запряженные в детские сани, на которых они перевозили умерших родных людей.

 Во многих случаях не хватало сил похоронить умерших, или же это просто было некому делать.

В 1941 году умер от голода архитектор Алексей Бекетов. Многие из его зданий также не пережили оккупации, однако некоторые из них (например, на площади Конституции) были отреставрированы и радуют глаз харьковчан и сегодня.

Также, кроме рынков, очень большую роль в спасении жителей города сыграли так называемые мены – поездки в села для обмена с крестьянами.

Достоверным примером одной из поездок являются мены директора инженерно-экономического института Дубинского, который выменял свой пиджак на два пуда муки, а пальто своего сына – на два пуда пшеницы и полтора килограмма сала. Торговля на Конном рынке никогда не прекращалась. Велась она даже во время немецкой оккупации Харькова, несмотря на то, что в ходе боевых действий 1941 г. большинство торговых построек рынка были сожжены, уцелели только некоторые.

Рынки оккупированного Харькова: человеческое мясо, и золотые часы в обмен на буханку хлеба (фото) - фото 3

Однако цены на рынках Харькова в то время были очень высокие. Например, в феврале 1941 г. килограмм пшеницы стоил 250 украинских карбованцев, картошки – 100 крб., гороха – 250 крб., сахара – 833 крб. Это при отсутствии доходов у населения или при среднемесячной зарплате 500–600 крб. Поразительно, но очень много людей очень быстро вспомнили свою прошлую жизнь до установления власти большевиков.

Например, пишет гражданин Степан Григорьевич Богодущенко, проживающий в собственном доме по ул. Верхнегиевская № 48: «В доме моем помещается магазин Ленинского пищеторга - ныне пустое помещение, в котором я прошу не отказать мне разрешить торговать хлебом. Причем заявляю, что я специалист по торговле еще со старого режима, а при советской же власти к торговле я допущен не был, т.к. старого торговца считали преступником… Слезно прошу Вас не отказать, так как по причине магазина при наступлении германцев я перенес 13 обысков, и в последнее время мне грозит голодная смерть».

Такой себе Левко Васильевич Сафронов, инженер строитель треста Гипроград построил на углу ул. Екатеринославской и Валковской свой собственный новый киоск из дерева 1,5 × 1,5 м для торговли продуктами и водами. В заявлении пишет, что он сын купца, окончил Сумское коммерческое училище, был репрессирован на 3 года по ст. 54. Даже нарисовал проект киоска и план размещения. И таких просьб было множество, так в 4-м районе города, за один месяц их число превышало 50. Кафе и рестораны общего типа. Их открывали, как правило, выходцы с Кавказа с соответствующими названиями: Армения, Кавказ, Юг.

Рынки оккупированного Харькова: человеческое мясо, и золотые часы в обмен на буханку хлеба (фото) - фото 4

И если в январе их было всего 6, с числом блюд в день около 230, то в июне уже было кафе, столовых и ресторанов – 322, здесь готовили более 160000 обедов на сумму более 1 млн крб. в месяц, а если сюда приплюсовать продаваемой более 10 млн буфетной продукции в месяц, то общая сумма доходов этих предприятий составила 10,5 млн крб. в месяц.

Несмотря на то, что цены и сделки на рынках оккупированного Харькова были довольно несправедливыми, стоит отдать должное тому, что они поспособствовали спасению от голода множества людей.

Напомним, мы решили освежить память наших читателей и рассказать о том, как жил Харьков во времена оккупации.

Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама, заявления, связанные с деятельностью компании.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать