«Ввести военное положение?»... Полковник ВСУ о добробатах, РФ и внутренних проблемах армии

Полковник Вооруженных Сил Украины Виктор Шидлюх занимает необычную должность. Он один из тех, кто координирует мобильные группы, которые внедряют инновации в нашей армии. Это и внутренние коммуникации между командирами и подчиненными, и отход от негативного «совкового» прошлого. Мы решили узнать его мнение о наиболее важных вопросах последних трех лет.

Более трех лет войны. За это время у нас наконец появилась своя армия. Но она еще несовершенна. Расскажите об этих несовершенствах. Какой путь нужно пройти нашей армии, чтобы стать лучше?

Первое, что нужно сделать – наладить коммуникации и взаимопонимание со всеми звеньями армии. Мы как раз активно работаем над этим вопросом. Закупить новое вооружение. Его в Украине разработано достаточно много. Далее – правовая и социальная защита военнослужащего. Он должен быть юридически защищен и ни в чем не нуждаться, его не должны волновать бытовые проблемы. Он должен все усилия сосредотачивать на военной службе и защите своей страны. Тогда и он будет эффективен и армия в целом.

Раньше офицер это было престижно. А как сейчас? Престижно быть командиром?

Сейчас наша армия, как институт государства, имеет один из наивысших рейтингов уважения и доверия. Главные судьи в этом вопросе – это граждане Украины. И это объективно. Сейчас лучшие идут в офицеры. Офицеры это костяк армии. Конечно,  нужно еще сделать очень многое,  чтобы профессия офицера стала действительно престижной. В основном это касается социального обеспечения. Особое звено офицеров это командиры. От их авторитета зависит сформируются ли подчиненные из разрозненных пальчиков в единый кулак. Ведь все мы люди разные и поэтому командирам нужно создать такие условия, чтобы каждый человек мог себя максимально реализовать в подразделении.  Для этого, кроме авторитета, нужно много знаний и умений. Особых материальных привилегий командиры не имеют. Главная их привилегия это уважение людей. Завоевать эту привилегию удается не каждому. Поэтому я бы сказал так: престижно быть хорошим командиром.

В армии иногда возникают проблемы с добробатами. С какой проблемой вы сталкивались чаще всего при общении с добровольцами?

Я не люблю слово добробат. Им часто манипулируют. На самом деле добровольцев в ВСУ, которые были призваны или мобилизованы, их гораздо больше. Я не хочу делить одних добровольцев с другими. Да и практически нет сейчас добробатов. Большинство из известных отдельных батальонов были батальонами ВСУ или МВД. Особых проблем в общении с добровольцами у нас не было. Главное,  чтобы каждый выполнял свою задачу. Основными принципами военного искусства есть соответствие способов военных действий политическим целям, сосредоточение усилий и единоначалие. Мы знаем много уроков из истории, когда на собрании принимали решения идти воевать или не идти. К чему это привело, мы знаем – мы потеряли нашу государственность в начале прошлого века из-за этого. Из общения с добровольцами мне запомнилось то, что все они просили одного – дайте нам профессиональных командиров. Но из-за того, что профессиональных командиров многие годы выдавливали из армии, пришло много мобилизованых, у нас в начале войны был небольшой выбор. Сейчас совсем другое дело. На фронте рождаются новые командиры, которых мы их всячески поддерживаем. И российские военные эксперты не зря кричат, что «не надо недооценивать украинскую армию». Они понимают, с кем имеют дело.

Если же вдруг Россия решит напасть – насколько украинская армия будет готова отбить агрессию?

Так она давно напала. Еще в 2014 году. Если говорить об открытой агрессии,  то мы к ее отражению тоже готовы. У нас шесть волн подготовленного,  закаленного в боях резерва из числа демобилизованных. Они в нужный момент готовы вернуться в строй. И РФ, если бы могла это сделать, если бы у нее были такие ресурсы, то давно бы уже это сделала. Она понимает, что можно обломать зубы об нас.

Считаете ли вы целесообразным введение в стране военного положения?

Сейчас нет. Я считаю, что это манипуляции и игры на публику. Я считаю, что форма ведения операции против вооруженных сил РФ выбрана правильно. А изменение названия в данный момент качественно ничего не даст, кроме политических инсинуаций. Игра на руку РФ, которые тут же заявят, мол «Украина объявила нам войну» и начнет этим манипулировать. Хотя весь мир и так прекрасно знает, что Россия ведет войну против Украины, восхищается мужеством и стойкостью украинцев и всячески поддерживает Украину. Если Россия вынудит нас ввести военное положение, это будет для нее стратегической ошибкой, а для всего мира - сигналом к действию.

Основная версия того, почему мы не продвигаемся вперед и не отвоевываем наши земли у сепаратистов – возможность полномасштабного вторжения России (мы не берем во внимание Минские договорённости, которые выполняются только нашей стороной) Какое мнение у вас?

Во-первых, там не сепаратисты. Нужно вещи называть своими именами: это контингент российских войск. Там реально воюют вооруженные силы российской федерации. Там есть боевики, которые «типа ополченцы» делают «картинку» для СМИ РФ. В 14 году там были практически одни россияне. Во-вторых, причина, почему мы не наступаем - наша стратегия. Она в первую очередь вытекает из необходимости сохранения жизни местным жителям, ибо любое наступление несет потери среди мирного населения. РФ, выполняя установки своего «фюрера», закрепились в самых густонаселенных районах. Таких районов больше нет в Украине. Там до сих пор живут люди и ждут освобождения от российской оккупации. Во всем мире любой ценой никто не ведет войну. Сейчас ведут войну с помощью санкций, экономических ослаблений противника. Мы занимаем оборону по выгодным рубежам, есть подразделения готовые наступать. Но мы понимаем, что могут погибнуть мирные граждане, потому очень взвешенно подходим к этому вопросу. С каждым днем создается все больше условий для освобождения оккупированных территорий. И я верю,  что очень скоро настанет тот день,  когда мы освободим и Донбасс и Крым.

Относительно мотивированности бойцов. Не ощущаете ли вы то, что в зоне АТО в основном остались те, для кого война стала работой?

Не думаю. На фронте очень много людей,  которые в мирной жизни были бизнесменами и получали куда больше армейских зарплат. Главная их цель на войне - очистить нашу землю от оккупантов. Победа - это то слово, которое звучит чаще всего. Мы иногда там, где есть возможность, проводим тестирование – «зачем вы пришли в армию?». Конечно, на фронте есть разные люди, но все же основной ответ – а кто, если не я?...

Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )