История появления выставки началась три года назад, когда харьковский художник, постоянный автор галереи, Эдуард Яшин возобновил сотрудничество с московскими галереями, теперь - он уже свой для арт-жизни Москвы («Арт-Манеж»,«Арт-Москва», 2008, 2009, 2010; ежегодные выставки в «Восточной» галерее). И это не прошло бесследно - стиль автора становится другим, и все более близким к contemporary арт. «Охраняется государством» открылась в Москве, потом, обновленная, в галерее VOVATANYA (Харьков), теперь, дополненная новыми работами, открывается в муниципалке.

«Серия работ Едуарда Яшина объединена не просто сюжетом, а общей пространственно-пластической драматургией. Пышные дворцы середины и конца XIXв. в Алупке, Массандре, Лидии, лишенные августейших хозяев, становятся для автора своего рода призмой, сквозь которую рассматривается не только прошлое, но и настоящее.

Кажется, перед нами - мираж, архитектурная ведута. Стены, арки, порталы, мёртвые фонтаны, забытые всеми львы, бесконечные ступени - фрагменты эклектичной архитектуры, поданы чуть ли не как утраченная классика. Извечная тема тоски по большому стилю находит здесь выражение в том, что «классический» идеал подвергается трансформации за счет удаленности его от современности.

Выступая как интерпретатор уже совершившейся, «готовой» красоты, Яшин предлагает своего рода пейзажную элегию в виде пустынных кулис с забытыми скульптурными декорациями давно отшумевшего праздника. Некогда полный красок и звуков, этот мир теперь - прозрачен, подёрнут тишиной безвременья.

Однако театральный характер этой архитектурной фантазии не лишен печальной иронии. И лисировочная манера письма, и монохромная гамма хроникера, стремящегося оставаться беспристрастным, временами будоражатся то экспрессивным и тревожным мазком, то охристым пигментом; временами пробуждаются и обитатели знаменитой «львиной террасы» Воронцовского дворца - каменные львы, свидетели былого, являя образ скорби, угрозы или безучастности...

Ирония заключается еще и в том, что меланхолическое очарование «осени» ушедшей культуры построении на лишении этой прошлой красоты связи с тем историческим периодом, когда она была полна жизненной мощи и величия. Так что проект Эдуарда Яшина не про ностальгию по невозвратному, как мы вначале подумали, а про актуальное прочтение сюжета под названием романтический историзм». (Нина Куриева, искусствовед Третьяковской галереи, Москва)